Суббота, 19.08.2017, 04:50
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Категории каталога
Статьи Мемориального музея [547]
Документы из ЦАМО [10]
Газета "Солдат" [12]
Статьи поисковиков МРПО "Поиск" [14]
Статьи поисковиков АПГ "Броня" [6]
Дневники Вахт Памяти [3]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта

Наш опрос
Как часто вы посещаете Мемориальный музей
Всего ответов: 413
Главная » Статьи » Статьи Мемориального музея

Улица Сергея Лазо

Эта улица образована решением горисполкома от 19 февраля 1957 года, когда вновь застраиваемая двухквартирными домами улица была названа именем мордовского ученого М. Е. Евсевьева. В сентябре 1979 года, в канун 50-летнего юбилея образования Мордовской АССР переименована в имени героя гражданской войны С. Г. Лазо (1894-1920). Застроена деревянными и каменными домами. Идет с севера на юг от реки Саранки до 9-этажного дома по ул. М. Расковой. Рядом с улицей Лазо находится переулок Лазо. Переулок соединяет ул. Мичурина и Арзамасскую. Застроен одноэтажными деревянными домами.
Сергей Георгиевич Лазо родился в Молдавии, в одном из районов республики, неподалёку от города Оргеева в селе Пятры (ныне село Лазо).
При въезде в село установлен обелиск, увенчанный пятиконечной звездой. Надпись на нём сообщает: «В этом селе родился и провёл своё детство легендарный герой гражданской войны Сергей Георгиевич Лазо». В доме, где провёл детство Сергей Лазо, помещаются школа его имени и класс-музей.
Родители Сергея Лазо происходили из старинной молдавской дворянской семьи с передовыми демократическими традициями. Отец Сергея — Георгий Иванович Лазо в 1887 году, в период репрессий царского правительства против революционно настроенных студентов, был исключён из Петербургского университета и переехал на постоянное место жительства в Бессарабию. Мать Сергея — Елена Степановна имела высшее агрономическое образование и много времени уделяла общественно полезной работе среди местных крестьян. В доме Лазо была большая библиотека, которой свободно пользовались и дети. Родители не отгораживали своих детей от общения с крестьянами и деревенскими ребятишками, прививали им трудовые навыки, дисциплину, закаляли их физически, воспитывали в них честность и уважение к трудовым людям.
В то время Молдавия была отсталой, угнетённой окраиной России. Положение трудящихся молдаван, особенно крестьян, было совершенно нетерпимым. Их нещадно эксплуатировали помещики и царские чиновники, жестоко подавляя малейшие проявления национального самосознания.
Общаясь с деревенскими ребятишками, наблюдая тяжёлую жизнь окружающих его простых людей, юный Лазо, не мог не видеть нищеты, неравенства, несправедливости, и это оставило свой след в сознании мальчика даже в самую раннюю пору его жизни.
Весной 1903 года десятилетнего Серёжу привезли из деревни в город Кишинёв для поступления в кишинёвскую мужскую гимназию. Городская жизнь ошеломила и поразила мальчика. Он видел на главных улицах богато одетых и всем довольных граждан, а на окраинах  оборванных ребятишек и беспомощных стариков, которые просили милостыню и подбирали корки хлеба.
Наступил 1905 год. Расстрел рабочих 9 января в Петербурге вызвал по стране волну забастовок протеста против царского правительства. Поднялось на борьбу с помещиками и крестьянство Молдавии. Правительство посылало против крестьян карательные экспедиции, полиция устраивала облавы и арестовывала «бунтовщиков».
Двенадцатилетний Серёжа Лазо уже начинал понимать смысл происходящих событий. Его воображение занимал молодой вожак обездоленных крестьян Григорий Котовский, будущий герой гражданской войны.
В мальчике росло стремление посвятить себя революционной борьбе и быть похожим на тех, кто смело указывает народу путь к освобождению.
Серёжа продолжал жить в деревне, учился дома и каждый год весной уезжал в Кишинёв сдавать экзамены во вторую мужскую кишинёвскую гимназию. Он уже крепко подружился с книгами, много читал. Находясь под впечатлением борьбы крестьян против помещиков в Молдавии, Сергей интересовался вожаками крестьянских масс. Он с увлечением читал всё, что находил, о Степане Разине, Емельяне Пугачёве.
Свои мысли и думы он стал записывать в дневник. В одной из записей он сделал вывод, что «нужно готовить себя к революционной борьбе. Для этого надо приучать себя к лишениям, закалять себя физически. Нужно овладеть как можно большими знаниями, чтобы передать их потом народу и этим помочь ему в революционной борьбе».
И он действительно стремился овладеть знаниями и закаляться физически. Вместе с друзьями ходил на охоту, совершал пешие походы, плавал, ездил на велосипеде. Он становился сильным, росла его выносливость, закалялась воля. Когда в 1910 году вся семья переехала в Кишинёв, Сергей был рослым, стройным юношей и уже ясно наметившим свой путь в жизни.
Он поступил в седьмой класс гимназии, и учился там с большой настойчивостью, особенно любил математику и химию.
В характере Сергея Лазо была очень важная черта: он был всегда дисциплинирован и аккуратен. В его комнате всегда царил порядок. Режим был построен так, что зря не пропадала ни одна минута. И это, конечно, помогало ему добиваться намеченной цели.
В своём образовании Сергей выходил далеко за рамки гимназической программы. Вместе со своими близкими друзьями на уроках «закона Божьего» он пытался спорить с учителем-священником о происхождении мира, сомневаясь в существовании бога. За это все «вольнодумцы» были взяты начальством на заметку.
Весной 1912 года Лазо закончил гимназию с отличными оценками и подал прошение о зачислении его в Петербургский технологический институт. В августе этого же года, выдержав конкурсные экзамены, Сергей стал студентом.
Осенью 1912 года во всех промышленных центрах России и прежде всего в Петербурге происходили забастовки. Революционные настроения находили благодатную почву и среди студенчества. Идея служения народу не покидала Сергея, она росла вместе с формированием его сознания, его взглядов на жизнь. Здесь он наладил связь с революционными студенческими организациями, передал часть своих денежных средств для поддержки бастующих рабочих. В своём дневнике он записал: «...я думаю, что для студента-технолога нетрудно незаметно изучить как слесарное дело, так и умение управлять машинами... Привычка к работе и лишениям сделают тебя своим человеком среди трудящихся и обездоленных, рассеянных по всем уголкам нашей планеты...».
Случайная, но знаменитая встреча положила начало новому периоду в его жизни. Он познакомился со студентом Политехнического института из Томска. Он рассказал Лазо, что был арестован и исключён из института за участие в революционной деятельности. Его арестовали и отправили в ссылку в Амурскую область, где он пробыл 2 года. Отбыв срок ссылки он приехал в Петербург и устроился с помощью своих товарищей на службу.
С первого дня знакомства студент показался Лазо убеждённым революционером и он, как сам написал в дневнике: «страстно к нему потянулся».
В начале 1914 года Сергей Лазо уехал на каникулы домой, и уже не смог вернуться в Петербург, так как заболела его мама. Однако его тянуло в город, к учёбе, к друзьям. Но вновь уехать из Молдавии ему удалось только осенью 1914 года, и уже не в Петербург, а в Москву. Сергей поступил в Московский университет на физико-математический факультет. В   университете он пробыл около 2-х лет. Это были годы 1-й мировой войны. Вскоре его призвали в армию и отправили в Московское пехотное училище.. Шёл 1916 год, 3-й год империалистической войны, принесшей нашей стране огромные бедствия.
Сергей Лазо в этот период особенно почувствовал необходимость своего участия в революционном движении. Но как и где применить свои силы? Ведь он в военном училище, будущий офицер. Надо было овладеть военными знаниями, но только с одной целью: использовать их потом в борьбе с царским самодержавием. Сергей высказывал свои взгляды друзьям, и это стало известно начальству училища. Вот почему после его окончания, в декабре 1916 года, прапорщика Сергея Лазо направили в Сибирь, в город Красноярск. Он получил там должность командира взвода 15-го Сибирского стрелкового полка. Уже с первых дней солдаты почувствовали, что прапорщик С.Г.Лазо не  похож на других офицеров. Он интересовался жизнью подчинённых ему людей, часто беседовал с ними. Солдаты всего полка считали, что взвод Лазо — это счастливый взвод.
В 1916 году царское правительство призвало в армию много политических ссыльных, среди них были и большевики. В Красноярске также находилась группа политических ссыльных, которая вела революционную работу в войсках. С этого времени ссыльные стали сближаться с Лазо, делая это осторожно, соблюдая конспирацию. Лазо познакомился с ссыльным Николаем Мазуриным. Он узнал, что Мазурин работал в подполье. Перед Лазо открылся мир политического подполья, с его суровыми законами.
И вот однажды, в хмурое февральское утро 1917 года, улицы Красноярска заполнились толпами людей. Пришло телеграфное известие о том, что в Петрограде совершилась революция, царя Николая «сбросили». В то же утро к казарме подъехал Лазо и разъяснил, что произошла революция и царя уже нет в России. Его слова были встречены криками «Ура!».
На другой день в полку был создан полковой комитет, в него выбрали Лазо. Большевики вышли из подполья, в городе закипела революционная работа. 3 марта 1917 года начал действовать Красноярский Совет рабочих и солдатских депутатов. Своим депутатом в Совет солдаты избрали Сергея Лазо.
В дневнике Лазо записал такие слова: «Работа, работа... Любимому делу жертвуешь не только свои силы, но и не побоишься отдать за него жизнь».
В июне 1917 года Сергей Лазо присутствовал на 1-м Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, где впервые увидел и услышал Владимира Ильича Ленина. Его речь произвела на Лазо сильное впечатление и окончательно определила дальнейший путь его жизни.
В октябре Лазо был избран делегатом в Иркутск на Всесибирский съезд Советов. И вот до Сибири долетела радостная весть: Временное правительство свергнуто, Великая Октябрьская революция победила. В эти дни Сергей Лазо, ещё формально не являясь членом партии, но находясь в составе «революционной тройки», по заданию большевистской партии руководил вооружёнными отрядами красногвардейцев и солдат, которые захватили правительственные учреждения в Красноярске и обеспечили передачу всей власти Совету. В Красноярске советская власть установилась раньше, чем в других городах Сибири. Вскоре Лазо стал работать секретарём Красноярского Совета.
Штаб сибирского военного округа находился в  Иркутске: там размещались юнкерские училища. Царские генералы и офицеры, опираясь на штыки юнкеров, при поддержке консулов Америки, Франции и других империалистических стран превратили Иркутск в логово сибирской контрреволюции. В декабре 1917 года им удалось организовать мятеж против Советов.
Лазо выехал из Красноярска в Иркутск с отрядом красногвардейцев. Его ближайшим помощником был офицер-большевик Никифор. В Иркутск отряд прибыл ночью 10 декабря. На улицах города шли баррикадные бои. Выпущенные белогвардейцами из тюрем уголовники поджигали дома, грабили население.
10 дней продолжалась кровавая борьба на улицах Иркутска. Дни и ночи проводил Сергей на линии огня, здесь он получил «боевое крещение» и уже тогда проявил великолепные качества командира и организатора вооружённых масс.
Вскоре в Иркутск прибыла помощь из других городов. Контрреволюционный мятеж был ликвидирован, власть перешла к Советам. Сергей Лазо был назначен комендантом города и начальником гарнизона, являясь одновременно членом военного комиссариата Центросибири. Большую помощь в этой работе ему оказал бывший царский генерал Алексей Таубе, перешедший на сторону революции.
В тяжёлой и упорной борьбе с внешними и внутренними врагами укрепилась Советская власть. Империалисты 14-ти стран пытались задушить 1-ю в мире социалистическую республику. Уже в начале 1918 года белогвардейские генералы двинули свои полчища, пытаясь восстановить власть помещиков.
На Дальнем Востоке атаман Семёнов, перебравшись на территорию Маньчжурии, стал собирать силы контрреволюции и формировать на деньги иностранных государств белогвардейские отряды.
В январе 1918 года Семёнов перешёл границу со стороны  Маньчжурии и стал продвигаться к Чите. Империалисты снабдили атамана деньгами, оружием, боеприпасами и дали ему задание: выйти нп Забайкальскую железную дорогу и, захватив её, отрезать Дальний Восток от Советской России.
Для борьбы с Семёновым Центральный исполнительный комитет Советов Сибири срочно сформировал в Иркутске отряд во главе с Сергеем Лазо. Отряд немедленно выехал в Забайкалье, где создавался Даурский фронт, командование которым было поручено Сергею Лазо. Ближайший друг и помощник Лазо Никифор организовал снабжение фронта оружием и боеприпасами.
В начале марта атаман был отброшен в Маньчжурию,но, получив помощь от интервентов, в апреле вновь начал наступление на Читу. В апреле 1918 года положение на Дальнем Востоке осложнилось. Отряды семёновцев стали наступать на Читу. Во Владивостоке с иностранных кораблей высадились японские и английские десанты. Империалисты совместно с белогвардейцами спешили захватить Дальний Восток.
В мае 1918 года части Красной Армии начали наступление против семёновских банд. Первой большой победой было взятие станции Оловянная. Бои продолжались. Вскоре белобандиты были выбиты со станций Шарасун, Борзя, Даурия. Семёновцы засели на станции Мациевская, откуда делали вылазки на бронепоезде. Лазо решил во что бы то ни стало уничтожить вражеский бронепоезд. И вскоре эта акция была осущесвлена. В течение всего лета 1918 года наши части успешно вели бои против семёновцев. Атамана с его войсками они успешно прижали к границе Маньчжурии. Семёновцы укрепились на последних разъездах Забайкальской железной дороги, заняв позиции на высотах Тавынь-Тологой (Пять голов). Они обнесли сопки колючей проволокой, вырыли окопы. Наше положение осложнялось тем, что вражеские позиции находились недалеко от территории Маньчжурии и артиллерию применять было нельзя: снаряды могли попасть на чужую территорию и дать повод японцам открыто выступить против нас. Наконец был выработан план уничтожения семёновских банд. Наши войска его успешно осуществили и остатки семёновских банд скрылись в Маньчжурии. У самой границы, с территории Маньчжурии, выехала военная делегация реакционного марионеточного китайского правительства. Сергей Лазо как командующий фронтом встретил делегацию и заверил, что наши части не перейдут границу. Со своей стороны он потребовал гарантии, что семёновские войска останутся на территории Маньчжурии. Так закончился один из этапов борьбы трудящихся Сибири и Дальнего Востока против империалистов и белобандитов атамана Семёнова. Советские части получили небольшую передышку.  Затем Сергея Лазо вызвали в Читу. В этот же период (лето 1918 года) он стал членом большевистской партии.
Осенью 1918 года положение в Сибири и на Дальнем Востоке вновь осложнилось. Началась открытая военная интервенция против советской России. Ещё до Октябрьской революции из числа военнопленных был сформирован чехословацкий корпус, который намечалось отправить через Владивосток на Запад якобы для борьбы против германских войск. Фактически же этот корпус был использован для борьбы против Советской Республики. Чехословацкий корпус пополнял свои части белогвардейцами и, двигаясь к Иркутску и Чите, свергал Советы. В августе 1918 года во Владивостоке высадилось большое количество американо-японских и англо-французских войск, которые устремились к Хабаровску.
Всё теснее сжималось вражеское кольцо вокруг сравнительно небольшой территории Амурской области и Забайкалья, где ещё находилась советская власть. Силы врагов значительно превысили силы красных. В конце 1918 года интервенты вместе с белыми насчитывали на Дальнем Востоке и в Сибири войско численностью 150 тысяч человек. В этих условиях коммунисты восточной Сибири, собравшись на конференцию на станции Урульга, приняли решение уйти в подполье и начать партизанскую борьбу в тылу врага.
Для Сергея Лазо началась жизнь подпольщика. С небольшой группой военных работников он ушёл в глухую тайгу Амурской области. Так прошёл месяц. Настало время выбираться из тайги в жилые места. Путь был нелёгкий. Только через 2 недели добрались до железнодорожной станции Рухлово (теперь Сковородино). Решили, что показываться в посёлке Лазо нельзя и оставили его в путевой будке, в которой он прожил около 2-х недель, и собрав сведения об обстановке решил пробираться во Владивосток. Здесь он рассчитывал не только укрыться от преследования белых, но и включиться в активную борьбу с интервентами.
Добираться из Амурской области до Владивостока было сложно. Белогвардейцы проверяли поезда и расправлялись со всеми, кто казался им подозрительным. И тут опять помогла смекалка и находчивость. На Дальнем Востоке проживало много китайцев. Они работали на приисках, были грузчиками. Царское правительство не допускало китайцев и корейцев в пассажирские вагоны — для них прицепляли теплушки и туда набивалось много людей. Эти вагоны-теплушки белогвардейцами не проверялись. Решили, что ехать надо в китайской теплушке. Выбрали поезд, который отходил ночью, и, смешавшись с толпой, влезли в вагон. В пути Лазо установил полный контакт с китайцами. Рано утром поезд прибыл во Владивосток. Тут были японцы, американцы, англичане, канадцы, итальянцы. Лучшие дома были захвачены иностранцами. Они чувствовали себя здесь хозяевами. Но Владивосток оставался русским городом металлистов, портовых рабочих, моряков. Когда Сергей Лазо и его товарищи вышли из здания вокзала, они попали на одну из главных улиц, где проходил смотр интервентов. Больше всего здесь было японских частей. Здесь один из китайцев показал товарищам, куда надо было идти. Это была Голубиная падь. За нею находилась Первая речка — рабочий район, где находились железнодорожные мастерские. Рабочие-железнодорожники вскоре после падения советской власти во Владивостоке провели забастовку, продемонстрировав этим свою готовность бороться против интервентов. Было ясно, что связи с местной подпольной организацией надо искать именно в этом районе. Установить эту связь оказалось не просто. Лишь когда местные подпольщики разыскали товарищей, знавших Лазо в лицо эта связь была установлена.
Белогвардейцы повсюду разыскивали Лазо, пообещав за его выдачу крупное денежное вознаграждение. Но не смогли найти его.
В начале 1919 года по всей Сибири и на Дальнем Востоке трудящиеся массы поднялись на борьбу против белогвардейцев и интервентов. Мобилизация, объявленная Колчаком, была сорвана. Весной 1919 года Красная армия начала наступление на Восточном фронте против армий Колчака. В конце апреля 1919 года во Владивостоке решено было созвать краевую парт конференцию подпольных организаций, куда должны были приехать представители Благовещенска, Хабаровска, Забайкалья, Никольск-Уссурийска и других мест. В целях конспирации открытие конференции приурочили к пасхальным дням. И за «пасхальным» столом стали обсуждать планы вооружённой борьбы в тылу врага и помощи Красной Армии на Восточном фронте. Вскоре после окончания конференции многие члены подпольного комитета разъехались по местам и возглавили партизанскую борьбу. Сергею Лазо комитет поручил командование партизанскими силами Приморья. Он сделал многое, чтобы подчинить все партизанские отряды единому военному и политическому руководству. Партизанское движение разрасталось по всей Сибири и Дальнему Востоку. В Сибири, вблизи фронта, партизанские отряды пробивались на соединение  с частями Красной Армии, нападали на вражеские тылы, помогали захватывать города и станции. На  Дальнем Востоке партизаны пускали под откосы эшелоны с грузами и боеприпасами, захватывали у интервентов склады патронов, обмундирования, продовольствия. Грузчики и портовые рабочие бастовали. Железнодорожники Уссурийской и Китайской железной дороги задерживали отправку эшелонов, следовавших в Сибирь. Летом 1919 года, во время наступления Красной Армии, на два месяца была выведена из строя главная железнодорожная магистраль, на которой с востока двигались военные грузы Колчаку. Интервенты и белогвардейцы были так дезорганизованы совместными действиями партизан и рабочих, что фактически не могли управлять захваченными ими районами.
На Сучанских угольных копях скопилось большое количество белогвардейцев, американских и японских войск. Они обеспечивали снабжение Владивостока углём. Партизанский штаб решил вывести из строя Сучанские копи. Сергей Лазо выработал подробный план операции. На рассвете были перерезаны телефонные провода, сожжены деревянные мосты и совершено внезапное нападение на американские войска. Среди них началась паника. Операция прошла успешно: американский гарнизон был разбит. В этой операции партизанские отряды действовали уже не разрозненно, а под единым командованием.
Взбешенные интервенты зверски расправлялись с попавшими к ним в руки партизанами. Но никакие зверства не могли остановить массового партизанского движения. Партизаны были вездесущи и неуловимы. Население всячески помогало им, вовремя предупреждая об опасности.
В районе действия партизан Дальневосточный обком совместно с временным революционным штабом партизанских отрядов 27 июня 1919 года созвал в селе Сергеевке
1-й съезд трудящихся Ольгинского района. Работой этого съезда руководили М.Губельман, С.Лазо, И.Слинкин, в секретариате работли А.Фадеев, Г.Лобода и другие.
На съезде были приняты решения по ряду вопросов военного, политического и хозяйственного положения Приморья.
Как командующий партизанскими силами Приморья, Сергей Лазо отдал много сил тому, чтобы партизанская борьба в Приморье стала неразрывной частью общей борьбы Красной Армии, защищавшей завоевания Великой Октябрьской социалистической революции.
Осенью 1919 года Лазо тяжело заболел. На некоторое время ему пришлось выбыть из строя.Месяц он пролежал в госпитале, окружённый заботой врача и товарищей.Наконец его организм поборол болезнь.
В ноябре 1919 года обком вызвал Лазо во Владивосток. Партийная организация находилась в глубоком подполье. Полиция изощрялась в поисках членов комитета и активистов-подпольщиков. Она засылала предателей в ряды партии с целью захватить и уничтожить руководителей. Уже через несколько дней после приезда Лазо в город об этом стало известно белой контрразведке. За поимку Лазо были обещаны большие деньги.
Приближался конец 1919 года. К этому времени положение Советской власти улучшилось. На юге Деникин, а в Сибири Колчак были разгромлены. Красная Армия победоносно двигалась по Сибири, освобождая с помощью партизан крупные центры.
В декабре 1919 года во Владивостоке собралась партконференция, которая приняла решение о подготовке революционного восствания в Приморье и Приамурье. Сергею Лазо было поручено руководить военным отделом краевого подпольного комитета партии. Через некоторое время был создан объединённый военно-революционный штаб, куда вошли представители революционных солдат владивостокского гарнизона, и организаций, борющихся против белоинтервентов. Лазо стал председателем этого штаба. К моменту восстания штаб проделал огромную массовую и организационную работу. К восстанию были подготовлены крепкие силы, почти все организации Владивостока, большинство частей гарнизона и партизанские отряды. Лазо имел детально разработанный план борьбы. Накануне восстания он разослал ряд приказов.
В ночь на 31 января во Владивостоке началось вооружённое восстание. Отряды рабочих заняли телеграф, штаб военного округа и другие важнейшие посты. Солдаты воинских частей, изолировав офицерство, перешли на сторону восставших. На рассвете в город вошли партизанские отряды. Ненавистная народу власть была свергнута.
Но империалисты не сдавались. С согласия основных империалистических держав, в первую очередь Англии и Америки, Япония оставила свои войска в приморье и стала готовить захват всего Дальнего Востока. После свержения в Приморье колчаковского правительства Сергей Лазо возглавил революционный военный совет. Перед ним встала задача создать сильную и боеспособную революционную армию. В воинских частях надо было навести порядок, установить дисциплину, развернуть политическую работу. Японские войска всячески старались создавать конфликты, чтобы спровоцировать части революционной армии на столкновение. Надежды империалистов на захват Приморья подогревались выступлением панской Польши против советской России. Английские газеты писали, что Японии надо предоставить на Востоке полную свободу действий. Польша с запада, Япония с востока — таков был план империалистов при организации нового похода интервентов против Советской Республики весной 1920 года.
Сергей Лазо принадлежал к числу тех, кто был особенно ненавистен империалистам. Командуя Даурским фронтом, он разгромил войска Семёнова, умело руководил действием партизанских отрядов, организовал восстание. Естественно империалисты стремились уничтожить Лазо.
1-го апреля 1920 года начались переговоры с японским командованием по урегулированию спорных вопросов. Японцы лицемерно заявляли о своём желании договориться обо всём. Но уже в ночь с 4 на 5 апреля 1920 года, японские войска напали на наши революционные части во Владивостоке, Никольско-Уссурийске, Спасске и Хабаровске. За 2 дня японцы убили и ранили в Приморье свыше 5.000 человек.  Все правительственные учреждения были заняты японцами, которые срывали наши флаги и водружали японские.
Сергей Лазо вместе  с членами Военного совета Всеволодом Сибирцевым и Алексеем Луцким в момент предательского нападения японцев находились в здании следственной комиссии. Узнав о случившемся, Лазо немедленно связался с частями революционной армии и отдал им приказ, не принимая боя, с оружием уходить в глубинные районы области. Одновременно он вместе с товарищами уничтожил все секретные документы, которые не должны были попасть в руки врагу. Японцы, зная, что в этом здании находятся военные работники так окружили квартал, чтобы из него нельзя было выбраться.
Телефонная связь ещё действовала, и Лазо получил сообщение о том, что на запрос правительства Приморья японское командование заявило, что захваченные японцами бойцы будут освобождены. Лазо надеялся, что ему удастся не называя себя, освободиться в общей массе бойцов и командиров. Но японцы действовали коварно: они освободили почти всех людей из отрядов, охранявших здание, а членов Военного совета Лазо, Луцкого и Сибирцева задержали и изолировали. Было ясно, что в отношении руководящих работников японские империалисты имеют свои намерения и расчёты. Через несколько дней их погрузили в машину и увезли в неизвестном направлении. Несмотря на протесты и требования рабочих организаций освободить Лазо, Луцкого и Сибирцева, японские интервенты нагло отвечали, что у них в списках означенные лица не числятся.
1-го мая 1920 года трудящиеся Владивостока вышли на демонстрацию, неся плакаты с требованиями освободить  Лазо, Луцкого и Сибирцева.
Впоследствии было установлено, что японцы увезли членов Военного совета в район расположения своих войск на Первую речку, откуда через некоторое время их перевезли на станцию Муравьёво-Амурская (ныне станция Лазо) Иманского района. Здесь под покровительством японских интервентов действовал отряд белобандита Бочкарёва.
Японцы привезли  Лазо, Луцкого и Сибирцева в мешках и передали их бочкарёвцам. Белобандиты согнали с паровоза №ЕЛ-620 паровозную бригаду и подняли мешки в паровозную будку. Здесь они вытащили из мешка Лазо и попытались втолкнуть его в горящую топку. Он оказал им сопротивление. Тогда они ударили его по голове и в бессознательном состоянии, но ещё живого бросили в топку, и пламя мгновенно охватило тело мужественного борца. Алексея Луцкого и Всеволода Сибирцева бандиты пристрелили в мешках и затем бросили в топку.
Народ создал о Сергее Лазо много сказаний, песен и легенд. В одном сказании говорится, что на допросе генерал Оой хотел сорвать с Лазо пятиконечную звезду, но звезда так ярко горела, что обжигала японца и он не смог до неё дотронуться.
Велика Отечественная война 1941-1945 годов дала тысячи героев, и они сознавали свою духовную связь с борцами за революцию. Во время войны в тылу у гитлеровцев создавались партизанские отряды, полки, бригады. В начале 1942 года был создан отряд на Смоленщине в Ельнинском районе. И когда встал вопрос о его названии, партизаны дружно поддержали предложение своего командира присвоить полку имя Сергея Лазо. За годы войны с 14 человек отряд вырос до 2000 человек.
23 июня 1942 года в сообщении Совинформбюро говорилось: «Партизанский отряд имени Лазо, действующий в оккупированных немцами районах Смоленской области, в течение 10 дней вёл упорные бои с немецко-фашистскими частями. Партизаны уничтожили до 2000 немецких солдат и офицеров, 7 танков, 7 бронемашин и 16 автомашин». А приказом по Западному фронту от 10 июля 1942 года 310 партизан полка имени Сергея Лазо были награждены орденами и медалями Советского Союза.
В мае 1945 года победоносно закончилась Великая Отечественная война, а в августе, в дни боёв с войсками Японии, во Владивостоке был открыт памятник Сергею Лазо. На мраморном постаменте возвышается фигура человека с открытым, мужественным лицом, в распахнутой солдатской шинели. В опущенной левой руке фуражка, правая согнута в локте. Прямой и ясный взгляд устремлён вперёд. На пьедестале памятника высечены слова, брошенные как клич Сергеем Лазо в далёкие годы гражданской войны против интервентов и белогвардейцев: «Вот за эту русскую землю, на которой я сейчас стою, мы умрём, но не отдадим её никому». Эти слова как завет будущим поколениям: беречь и любить свою страну, свою землю, свой народ. Сюда, в сквер, приходят и юные жители Владивостока и старожилы, о нём поют песни и слагают легенды.
Три корабля сегодня носят имя Сергея Лазо. Туристский пассажирский теплоход «Сергей Лазо» ходит по Волге, грузовой рефрижератор бороздит моря и океаны, возит грузы на Кубу, в Италию, Индию и другие страны. А великан, построенный в Ленинграде ныне Санкт-Петербурге — плавучий краборыбоконсервный завод — ушёл из Ленинградского причала во Владивосток и прописан там постоянно.
Категория: Статьи Мемориального музея | Добавил: patriotrm (09.08.2017)
Просмотров: 23 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz