Понедельник, 10.12.2018, 18:28
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Категории каталога
Статьи Мемориального музея [681]
Документы из ЦАМО [10]
Газета "Солдат" [12]
Статьи поисковиков МРПО "Поиск" [14]
Статьи поисковиков АПГ "Броня" [6]
Дневники Вахт Памяти [3]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта

Наш опрос
Как часто вы посещаете Мемориальный музей
Всего ответов: 441
Главная » Статьи » Статьи Мемориального музея

РАСПЯТЫЙ И ЗАЖИВО СОЖЖЕННЫЙ
Литературный псевдоним Ивана Семеновича Чудайкина – Полярный. Он по праву считается одним из основателей мокша-мордовской литературы.
Леса, луговые и полевые просторы. Среди этой природной красоты в Зубово-Полянском районе Мордовии, находится старинное мокшанское село Журавкино. По селу течет неширокая речушка с поэтическим названием Журавка. Журавкино, Журавка - произносишь такие для души и сердца близкие слова и невольно видишь разгуливающих за околицей журавлей, которыми нельзя не залюбоваться, особенно, когда эти птицы взмывают ввысь, выстраиваясь в живой клин.
В этом старинном селе (оно известно еще с XVII века, там находился опорный пункт войск Степана Разина) в 1912 году в многодетной семье лесника Семёна Чудайкина родился сын Иван. Повзрослев, он часто увязывался за отцом, когда тот производил обход вверенных ему лесных угодий. Отец рассказывал о деревьях и травах, о повадках зверей и птиц. Иван, мальчишка любознательный, всё примечал, всё, как говорят в народе, схватывал на лету и запоминал. Нравилось, подвижному подростку бывать и на озере Имерке, раскинувшей свои широкие воды в километре от села. Озеро, словно зеркало вправлено в лесной массив с вековыми соснами и белоствольными красавицами берёзами. Иван впервые услышал от отца, поразившею его, легенду о том, что озеро находилось в другом месте, в другой местности. Но люди, жившие на его берегах, случайно обидели водяного – имерькатю и оно, собравшись в огромное облако из туч, благополучно, глубокой ночью переместилось вместе с рыбой, жуками, пауками, головастиками, тритонами и водорослями в предместья их села. Живописный уголок. И неслучайно в 1929 году прошлого столетия на берегу озера построил небольшой охотничий домик Алексей Силович Новиков – Прибой, создавший замечательный роман «Цусима». Многие московские знаменитые писатели предвоенного времени побывали в гостях известного мариниста, когда он там бывал на отдыхе. Среди них Эдуард Багрицкий, Александр Перегудов, Лидия Сейфулина, Аркадий Гайдар и другие. И естественно, Иван видел и наблюдал, как рыбачили и варили уху известные писатели, как организовывал для них охоту отец. Присутствие в лесной глуши творческих людей будоражило воображение, мальчишки. И, думается именно в те далёкие дни к нему пришло сладостное желание в недалёком будущем пополнить писательские ряды.
Иван тянулся к знаниям и по окончании школы в 1929 году поступил учиться в Мордовский педагогический техникум в Саранске. После техникума он вернулся в родное село и начал работать учителем. В школе Иван сдружился с молоденькой учительницей, односельчанкой Ириной Павловной Баландиной. Совместная работа и общие интересы к литературе сблизили молодых людей. Когда заговорили о свадьбе, родители Ивана возражали, они считали, что он должен жениться не на учительнице, а на простой сельской девушке, которая приучена к работе и в поле, и по дому. Но Иван был тверд и непреклонен в своем выборе, женился на Ирине. В их семье родилось двое детей: Клара и Владимир.
Школьный учитель был по призванию поэтом. Писать стихи начал еще в годы учебы. Первые их публикации состоялись 1931 году в журнале «Колхозонь эряф». Одновременно в печати стали появятся и его статьи на злобу дня. Ивана пригласили работать литературным редактором в районную газету «Ленинонь знамяц», он не отказался. Затем его назначили редактором республиканской молодежной газеты «Комсомолонь вайгель» («Голос комсомола»). В 1934 году книгу стихов молодого поэта и журналиста «Кастама» («Растем»), издали в Москве, в издательстве «Художественная литература». Тогда Ивану Семёновичу исполнилось всего 22 года. Писал он на родном мокша-мордовском языке; о новой колхозной жизни, о техническом перевооружении в сельской местности, о природе и красоте своей малой родины, о жизни и работе колхозников.
Успехи нас впереди еще ждут,
Работой по бедности бьем.
Дела наши – на отлично идут!
Мы в новое время живем.

Поет тугим колосом спелая рожь,
Ожило колхозное поле.
Быстрая жнейка, острее, чем нож,
Разгулялась сегодня на воле.

Урожай весь рядками большими уложен,
Дозревает под солнцем зерно,
«Трудиться во славу!»– клич всем брошен.
По- иному и быть не должно.
  («Борьба за урожай»)

Село Журавкино, здравствуй,
Здравствуй поле, родительский кров.
Живи на земле и царствуй
Зелень лугов и лесов.

Труд ударный наш славься!
Шахтер я, строю метро.
От мокшанского имени Акся
Мне ныне на сердце светло.

Из письма твоего я узнал,
Что ударница ты, бригадир.
Трактор весело твой рокотал,
Сельчан к жизни колхозной будил.

Мы с тобою заодно и не зря.
Ты в поле, а я под землей.
Все мы по крови друзья
Живем одной общей семьей.
  («Письмо из метро»)
Приблизительно так, звучат стихи Ивана Чудайкина, в вольном переводе с мокша – мордовского языка на русский. Конечно, они далеки от совершенства: поэзии Александра Блока, Анны Ахматовой или смятений юного Вертера. В них нет больших философских размышлений с тягучей есенинской тоской. Его стихи только, что начинали вступать в пору своего вызревания. Но зато в них так много тепла, солнечного света, и глубокой веры в светлое будущее. Той веры, которая в дальнейшем привела Советский народ к Победе в Великой Отечественной войне.
Всё складывалось удачно в жизни Ивана. Хорошая, любящая жена, ласковые послушные дети, работа приносящая радость и удовлетворение. Читатели ждали от него новых книг, новых откровений. С оптимизмом смотрел поэт, как ему казалось, в светлое безоблачное будущее. Но, увы! Всё пошло совсем не так, как мечталось и думалось. Чёрной молнией в жизнь страны ворвалась ненавистное слово война. В первые, же дни Иван Семенович добровольцем ушел на фронт. Воевал в должности политработника.
Из семейных преданий известно, что незадолго до своей смерти в 1942году, Иван прислал прощальное письмо маме и отдельно жене Ирине, где писал о том, что ему поручено серьезное задание. С группой товарищей он отправляется в тыл врага на территории Брянского леса. Шансов выжить, практически, нет. В письме он прощался с родственниками и детьми, подчеркивая, что жизнь он отдает за их благополучие и более счастливую жизнь без войн и насилия.
Выбор на Ивана пал не случайно. Сын лесника, он не из тех, кто мог заблудиться среди двух сосен. Иван с детства хорошо ориентировался в лесной местности, и в дополнении ко всему ещё являлся отменным стрелком. По всем параметрам он подходил для выполнения сложных, поставленных командованием, задач и целей в тылу врага.
Во время спецзадания Ивана тяжело ранило, и он попал в плен. К политработникам у фашистов было особое отношение – отношение ненависти и нетерпимости. Глашатаев Советской власти они вытравляли из жизни всеми доступными и недоступными методами. Ивана пытали, стремясь его морально и физически сломить и подавить. Но он не предал, ни своих, товарищей, ни места нахождений партизанских отрядов и соединений. Стойкость политрука бесило и выводило из себя врагов. Желание выведать ценные сведения любой ценой, их заставляло прибегать к ещё более бесчеловечным садистским ухищрениям. Обессиленного Ивана привязали к берёзе, затем под ним разожгли костёр. Что ему виделось в последние мгновения жизни? Безусловно родители, жена, дети, лесной кордон. Он умирал за Родину и свою землю в объятьях берёзы. Распятый и заживо сожженный. Мученическая смерть в 30 лет. И здесь невольно вспоминается Гоголевский Тарас Бульба, которого тоже заживо сожгли враги за веру и преданность России. Думается, что гнев и ненависть Ивана Чудайкина к своим недругам в нём заглушали, выпавшие на его долю адские боли и страдания. Вражеские творимые безумства, политрук расценивал, как их бессилие сломить стойкость и веру к победе солдата Красной Армии.
Конечно, героическое прошлое Ивана Чудайкина было известно, не в полной мере, как он этого заслуживал. Что греха таить, было время, когда на людей, побывавших в плену, смотрели настороженно, с долею прохладцы. И тому пример, легендарный лётчик, Герой Советского Союза уроженец Мордовии Михаил Петрович Девятаев. Он угнавший вместе с десятью своими сотоварищами, с хорошо укрепленного фашистами аэродрома, немецкий бомбардировщик, и то впервые дни возвращения из плена столкнулся с некоторыми неприятностями, связанными с всевозможными проверками и перепроверками. И это, в период военной обстановки, являлось вполне закономерным явлением.
Иван погиб, но его немногочисленным стихам и трагической истории мужественного политрука и поэта, уготовлена долгая посмертная жизнь. Он давно вышел из забвения
Прошли годы и уже отпраздновали семидесятилетие Великой Победы, сменяются поколение людей, а память о героическом прошлом не меркнет. Тому подтверждение Бессмертный полк - движение новое и в своём роде уникальное, родившееся в 2012 году в городе Томске.
Для нас, живущих в XXI веке звеньями одной цепи, стали портреты отцов, матерей, дедушек и бабушек. Они нас заметно всех сблизили. Тому пример Президент РФ В.В. Путин, вставший в один строй вместе с народом, и пронёсший по Москве портрет своего отца. В той колонне можно было увидеть оленевода из тундры, домохозяйку с Рублёвки, крестьянина из Мордовии, рабочего из Воронежа.
Есть слова Россия, россиянин. Есть ёмкое выразительное слово СССР, советский народ, советские люди. И неотделимы, друг от друга христиане, мусульмане, иудеи, буддисты и т.д. И есть великолепные слова кавказского мудреца и поэта Расула Гамзатова:
«Мне, кажется порою, что солдаты
С кровавых не пришедшие полей
Ни в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей».
«Бессмертный полк» - не белыми ли журавлями он проплывает ныне над нашими головами?! В журавлином краю, в селе с журавлиным названием слова этой песни приобретают свой окрас и особое звучание.
Находился в рядах Бессмертного полка и Иван Чудайкин. Копии его единственной и к счастью, каким – то образом сохранившейся фотографии довоенных лет, разлетелись по городам и весям России. У Ивана Семёновича, есть внуки и правнуки. У него многочисленная армия родственников по отцовской и материнской линии. Кто – то живёт в Сибири, кто – то в Рязанской области, Мордовии в городе Сочи, в Москве и Подмосковье. Двоюродный племянник Борис Насиров, занимающейся предпринимательской деятельностью в одном из Московских художнических салонов заказал портрет дядюшки. Портрет теперь нашел свою постоянную прописку в Журавкинской школе- школе, в которой вместе с женой Ириной когда – то преподавал Иван Семёнович. В День Победы его, как Знамя, как икону выносят из школы и следуют с ним к памятнику погибшим воинам. Среди невероятно многочисленных 543 имён, погибших односельчан, на стеле высечено и имя Ивана Чудайкина. Долгожительница села Мария Васильевна Тюжина, разменявшая десятый десяток, всмотревшись в портрет, всплеснула руками:
– А, Иван – то, как живой?!
И просияло лицо старушки. От умиления у неё из обмелевших выцветших глаз выкатилось несколько слезинок, хрустальными стразами застряв в бороздках глубоких морщин. Рядышком со старушкой стояли голубиной стайкой нарядные школьницы с огромными белыми бантами в волосах. И у каждой из них в одной руке букетик цветущей черёмухи, в другой фотография дедушки или прадедушки участника Великой Отечественной войны. Вблизи памятника, словно в почётном карауле стояли ели и шумящие молодою листвой берёзы, желая заключить в свои объятья, всех тех, кому не суждено вернутся в родное село, с фронтов войны… Жизнь продолжается…

Научный сотрудник музея А.И. Полежаева
И.В. Носиков
Категория: Статьи Мемориального музея | Добавил: tatianakost (16.11.2018)
Просмотров: 23 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz