Вторник, 18.06.2019, 14:06
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Категории каталога
Статьи Мемориального музея [879]
Документы из ЦАМО [10]
Газета "Солдат" [12]
Статьи поисковиков МРПО "Поиск" [14]
Статьи поисковиков АПГ "Броня" [6]
Дневники Вахт Памяти [3]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта

Наш опрос
Как часто вы посещаете Мемориальный музей
Всего ответов: 452
Главная » Статьи » Статьи Мемориального музея

Шурави аскер
Мне 15 лет. Я много читаю. Знакома со многими удивительными историями человеческих судеб.
Верю, что человек может перешагнуть через свои какие - то слабости и проявить при этом настоящий характер.
Знаю еще и то, что человека по жизни ведут не только желания, но и судьба. К таким выводам я пришла, слушая автобиографические рассказы своего дяди Сычаева Василия Андреевича, «шурави аскера», как он себя в шутку называет. Я думаю, каждый, кто прочитает мой рассказ, очень многое поймет в жизни.
Родился Василий Андреевич 10 сентября 1960 года в селе Урусово в семье разнорабочих совхоза «Волна революции» Андрея Васильевича и Марии Алексеевны.
В школе учился шутя: не был первым, но и не последним. Был упрямым, но в меру, озорничал, но так, чтобы отец не потянулся к ремню. Шутил, но не зло. В чем был первым Василёк? В футболе, в жизнерадостности, в незлобливости.
Школу закончил в 1978 в спецклассе Ардатовского СПТУ №8 имени Ивана Пожарского. Получил сразу две сельские профессии – тракториста и комбайнера. Друзья все лето трудились на совхозских полях, а Вася познакомился с девочкой из соседнего села и каждый вечер убегал к ней. Приходил уже засветло, спал до обеда. Вечером по проторенной дорожке сердце вело его к невесте. Отец сначала хмурился, потом стал ругать сына за безделье, а мать старалась все равно накормить чем - нибудь вкусненьким.
Осенью – гром среди ясного неба: призывник Сычаев Василий должен явиться на призывной пункт.
Как водится в деревне, родители устроили проводы призывника: накрыли стол, пригласили друзей Василия, родных. Все гости подбадривали будущего солдата, желали легкой службы. И только мать, потихоньку плача, сказала:
– Вася, не верю, что ты будешь хорошим солдатом. В Армии ведь не любят балагуров, несерьезных людей.
Но в ту осень Василию не суждено было принять присягу. Из Урусова с ним призывалось еще шесть человек, и все они служили в Хабаровском крае пограничниками на границе с Китаем.
А Василий до утра прощался с невестой и в село пришел тогда, когда призывников увезли в Ардатов. Пока на попутках добрался до военкомата, друзей уже увезли в Саранск.
До Саранска быстро можно было добраться только на самолёте, но он прилетал только после обеда. Поэтому в республиканском военкомате оказался только вечером. Друзей уже отправили по месту службы.
Сидел Василий на призывном пункте 4 дня. Покупатели были только в стройбат.
Туда он вовсе не рвался, и, наконец, его отправили домой, до весеннего призыва.
И только 3 июля 1979 года Василий попал в спецнабор. Из Мордовии –60 человек, в их числе 11 – из Ардатовского района: 3 – из Старого Ардатова, 3 – из Станции Ардатов, 3 – из Тургенева 3 – из посёлка Октябрьский и 2 – из Урусова.
Шесть суток ехали в Узбекистан, в город Термез. Покупатели были с танками на лычках.  Они и сказали, что будут служить танкистами.
Парни были отличные: все после техникумов, уже взрослые, кроме урусовца Виняева Василия, только что окончившего Урусовскую школу.
Но все призывники оказались в пехоте, только Васю Виняева определили механиком БМП.
А Сычаев Вася стал стрелком – пулеметчиком. ПК–пулемёт Калашникова, вес 12 килограммов, в магазине – 100 патронов. Да на спине в рюкзаке 2 коробки по 200 патронов. С первых же дней пошли тяжелые армейские будни. Вот как о них вспоминает:
– Командиром взвода у меня был лейтенант Корженков Александр. Только месяц назад закончил военное училище. Был бы он маршалом, да уже после моей демобилизации погиб в Афганистане.
Режим службы был крайне тяжелый: подъём в 6 часов, физзарядка, обязательно пробежка на 5 - 6 километров. Присягу еще не приняли, а мы уже бросали боевые гранаты. Учились применять гранаты не только во время защиты, но и нападения.
На бегу бросишь гранату и бежишь на взрыв добивать раненых, прикрывая сердце рожком, а пах – прикладом, надвинув каску на лоб и пригнув голову. Я очень хотел доказать матери, что могу быть хорошим солдатом. И когда меня наградили правом сфотографироваться у знамени части, я в отместку всем не верящим в меня на обратной стороне написал: «А вы не верили, что я буду хорошим солдатом». И отослал домой.
Постоянные стрельбы, и ночные, и дневные. А стрельбище было в 30 километрах. Туда и обратно – пешком, с полной боевой выкладкой. Носки выдавали на неделю, а они в клочья рвались уже в первый день, вот так в ботинках мы преодолевали 60 километров.
Мы продолжали боевую и физическую подготовку даже когда поднимался афган – тогда не видишь даже свою вытянутую руку. Только позже мы поняли: знали наши командиры, к чему нас готовить.
А мы бегали, стреляли, бросали гранаты. Физически было тяжело, но обстановка спокойная. Жили в палатках, не хныкали - были молоды. По вечерам, несмотря на усталость, шутили, обезьянничали.
В таком ритме мы жили до конца декабря.
2 декабря я был посыльным у взводного. Послали за ним. Стукнул в окно, он выглянул.
– Товарищ лейтенант, тревога.
– Боевая или учебная?
– Боевая.
Он, видимо, к этому был готов. Только прибежали в расположение взвода, лейтенант со своим тревожным чемоданчиком сразу начал командовать свертыванием взвода.
Наш полк до иголочки погрузился на Уралы – и на границу с Афганистаном. На границе неделю жили в палатках. Грязь, сыро.
28 декабря вечером командир батальона Кукса построил всех и приказал:
– Получить индивидуальные боекомплекты, зарядить оружие.
После этого прочитал приказ:
– Выступить для помощи Демократическому Афганистану.
Нас посадили по 8 человек в десантные БМП и ночью через понтонный мост мы переправились на территорию Афганистана. Меня часто спрашивают, не страшно ли было. Нет, конечно. Страшно, когда ты один, а плечом к плечу – вовсе не страшно».
Так эрзянский парень из Урусова оказался за границей. Из его рассказа можно понять, что ни испуга, ни радости в душе не было: он уже знал хорошо, что приказы не обсуждаются, а выполняются. Тем более рядом был любимый лейтенант.
До Кабула ехали полторы сутки. Люки открывать было нельзя, спать не разрешили. По Серпантину ехали очень медленно. Перевал Саланг находится на высоте 4 километров, даже машины глохли: не хватало кислорода. Но проехали спокойно, выстрелы не слышали. Слышали щелчки по броне. Мы думали – это камешки. Только днем увидели, что это были следы от пуль.
Остановились недалеко от дворца Амина. Весь в шрамах от разрывов мин и снарядов. Прямо на улице лежали убитые. Дети ходили с пистолетами.
Некоторые афганцы встречали хорошо, с улыбкой, другие исподлобья.
Видно было, что они убивают друг друга. Тогда мы поняли, что попали на гражданскую войну афганского народа.
На улице снег, мороз, очень холодно. Афганцы говорят:
– Шурави пришел. Аллах обиделся, мороз послал.
Мы очень удивились: многие говорят на русском языке. А это были наши десантники, которые переоделись в афганскую военную форму.
Батальон Кукса встал на охрану Кабула в предгорьях, на точках. Холодно.       В окопах 2 – 3 полена на костре. Этим обогревались.
Новый 1980 год весь взвод лейтенанта Корженкова встретил в окопах. Василий сидел в одном окопе с сослуживцем Гусём – Гусевым.
В полночь взял свой пулемёт и пустил в небо очередь. Через некоторое время в полной боевой экипировке снизу поднимается вся рота.
Понял тогда Василий, как в новогоднюю ночь испортил отдых друзей.  Ему было очень стыдно за своё деревенское ухарство!
Так стояли на охране Кабула целых полтора месяца.
После этого батальону Куксы была поставлена другая задача: по наводке разведки уничтожать душманов. И почти полтора года находились или в БМП, или в окопе, или в многокилометровом марш – броске. И все время боестолкновения.  Чаще всего по горам: отбивали склады с наркотиками, вооружением. Освобождали от душманов кишлаки.
Нам, не видевшим ужасов войны, кажется, что война в Афганистане – какая - то игра. Поэтому пусть о своей войне расскажет сам Василий:
– Враги были очень опытные, умные. Люди в кишлаках днем радуются: шурави аскер – русский солдат! А ночью стреляют. В некоторых кишлаках выдавали душманов. Арестовывали мы их и передавали разведке.
Были и очень жёсткие стычки. Однажды окружили небольшой кишлак для проверки. По нас открыли душманы такой огонь – голову не поднимешь. Батальон сопровождали два Града, но боялись при стрельбе задеть нас, пехоту.
Подъехали к нам 3 БМП, и мы так набились внутрь с оружием, что сами не смогли потом вылезти. Нас вытаскивали.
Грады дали один залп, и мы легко смогли взять под контроль населённый пункт. Тогда и погиб мой друг, единственный коммунист в нашем взводе сержант Макаров. Снайпер попал ему через каску прямо в лоб.
Ещё один друг Бекас Степан из Западной Украины умер у меня прямо на руках, когда занес его в вертолет. Нас очень прижали под Джевлалабадом, в низинке, около кишлака. Стреляли со всех сторон.
Сел под деревом. Говорю Степану: «Садись, видишь, как стреляют». Вскрикнул он на ходу: «Ой». И упал на меня. На ноге от разрывной пули образовалась огромная рана.
Вызвали вертолёт. Сел он рядом с нами.
Пока мы грузили пятерых раненых, летчики из окон продолжали стрелять, прикрывать нас. В вертолёте и умер Степан от потери крови. За полтора года мы много раз прошли с боями маршрут Кабул – Джелалабад – Кандагар.
Не скрываю, случалось и отступали. Но организованно. Командир роты всегда отдавал один приказ:
– Мордвин, прикрывай.
Пока все отходят, я из своего пулемёта не даю душманам поднять головы. Друзья занимают новые позиции – отступаю я. Не прятался. Стиснешь зубы и выполняешь приказ. Был каким - то безрассудным. Никогда не боялся, а сейчас вспомню – страх сжимает сердце.
Первый год службы встретил на отдыхе в Кабуле. Лежу в своей палатке. Входит комвзвода:
– Сычаев, срочно к командиру полка.
Пока я подшивал свежий воротничок, лейтенант рассказывал мне о цели вызова и как надо отвечать на поздравления.
Оказывается, меня представили к государственной награде. Так я получил боевую награду – орден Красной Звезды.
27 июня 1981 года получил приказ на демобилизацию. Набили нас целый ПАЗик, и под марш Славянки мы поехали в аэропорт Кабула. Оттуда в Ашхабад. Поездом до Ташкента и Рузаевки.
Давно расстались мы с друзьями. Но до сих пор держим связь не только с солдатами, но и офицерами.
В 2017 году был в гостях у замполита роты лейтенанта Изъянова Александра Даниловича. Сейчас он - полковник запаса. Из Свердловской области звонит Богданов Юра, из Калуги – Гуляев Геннадий.
В Волгограде был в гостях у капитана Куксы, он теперь генерал - майор в отставке. Это под его руководством мы получили почётное звание «Ночные волки Куксы», американского радио.
Не скрою, и вшей кормил, и месяцами сидел на сухпайке, два года жил в палатке, но всё выдержал, всё. Не хныкал, не плакал. Даже по погибшим. Просто сжималось сердце.
Друзья, разве можно поставить на колени народ, который растит таких мальчишек! Это не былинный герой, а реальный. И он живет среди нас. Так давайте опишем золотыми буквами подвиги тех мальчишек, которые в восьмидесятые годы сумели постоять за Россию.
Аксенова Мария,
Ученица 9 класса МБОУ «Урусовская СОШ»
Рук. Мамаева Надежда Васильевна
Категория: Статьи Мемориального музея | Добавил: patriotrm (31.01.2019)
Просмотров: 74 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz