Среда, 24.07.2019, 05:26
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Категории каталога
Статьи Мемориального музея [932]
Документы из ЦАМО [10]
Газета "Солдат" [12]
Статьи поисковиков МРПО "Поиск" [14]
Статьи поисковиков АПГ "Броня" [6]
Дневники Вахт Памяти [3]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта

Наш опрос
Как часто вы посещаете Мемориальный музей
Всего ответов: 454
Главная » Статьи » Статьи Мемориального музея

Подготовка Козельской наступательной операции
Подготовка Козельской наступательной операции
11 августа 1942 года началась операция «Wirbelwind»2-й PzA ГА «Центр» против стыка 16-й и 61-й А Западного фронта. Ее планирование началось 1 июля 1942 года, в этот день Гитлер дает указание на планирование операции «Orkan». Замысел операции – наступление «в начале августа группой 2 PzА из области на севере и северо-западнее от Болхова и 3 PzА из области между реками Угра и Шанья в общем направлении на Калугу». Надо отметить, что планирование операции такого масштаба на центральном участке фронта было возможным лишь при царившей у Гитлера эйфории от удачного начала летнего наступления. В пользу этого свидетельствуют переброска 11 дивизий из ГА «А» и «Б» (в том числе 9-я и 11-я тд) в июле 1942 года и разговор Гитлера с министром Шпеером о возобновлении в прежнем объеме производства продукции ширпотреба.
Однако более реалистичная оценка своих сил и возможностей привела Гитлера 9 июля 1942 года к решению о проведении операции меньшего масштаба – «Wirbelwind». 12 июля 1942 года была подписана директива на ее осуществление, которое намечалось на 7 августа. План операции «Wirbelwind» отличался от «Orkan» исключением 3-й PzА и уменьшением оперативной глубины наступления – теперь частям 2-й PzА нужно было выйти на рубеж: вдоль реки Ока до района северо-восточнее Белева – восточнее и северо-восточнее Козельска вдоль реки Серена до Ломтево и потом вдоль реки Нижняя Ресса. Кроме того, 9 августа 1942 года должна была перейти в наступление 4-я А, которая коротким ударом на Мосальск завершала операцию, соединившись с частями 2-й PzА. Однако, Ржевско-Сычевская операция вынудила немецкое командование пересмотреть свои планы – северный ударный кулак пришлось использовать для стабилизации обороны 9-й А. 7 августа 1942 на совещании Гитлера с фельдмаршалом фон Клюге было решено проводить операцию «Wirbelwind» только с юга, независимо от действий [правильнее будет «событий в». – авт.] 9-й А. При этом Гитлер исходил из мнения начальника Генерального Штаба Франца Гальдера о том, что кризис в полосе 9-й А уже преодолен. Со своей стороны, фельдмаршал фон Клюге настаивал, что операция просто приведет к бессмысленной гибели 30 или 40 тысяч человек, на что Гитлер заявил «Вот увидите, мы разрежем их как нож масло!»
На 11 августа 1942 года во 2-й ТА ГА «Центр» было собрано больше трети танковых дивизий на Восточном фронте - семь (4, 9, 11, 17, 18, 19-я и 20-я) из 19. В наступление операции «Wirbelwind» участвовали 5 из них (9, 11, 17, 19-я и 20-я тд) и отдельно 35-й тп 4-й тд.В них насчитывалось 530 танков и 28 штурмовых орудий (600-й и 202-й дивизионы штурмовых орудий). В то же время пехотные дивизии 2-й ТА группы армий «Центр» к лету 1942 года имели по шесть батальонов вместо девяти (и 3 орудия в артиллерийских дивизионах вместо 4). Это было вызвано тем, что из-за невозможности пополнить личным составом пехотные дивизии, с одной стороны, и запретом Гитлера на расформирование дивизий – с другой, пришлось сократить штатную организацию пехотных дивизий на одну треть. При этом 211-я пд участвовала в операции усиленным 365-м пп, а 112-я пд лишь 11 августа наносила отвлекающий удар в полосе обороны левофланговой 356-й сд 61-й А. Таким образом, соотношение пехотных и танковых дивизий в ударной группировке 2-й ТА было 1:1.
Выделенная для наступления войска 2-й ТА характеризуются наряду с мощной танковой группировкой слабым пехотным «компонентом». Пехотные дивизии нужны были как для наступления в лесной местности (а лесов здесь хватало), так и для защиты флангов танковой ударной группы. Кроме этого, как минимум одна пехотная дивизия требовалась для зачистки «будущего» котла, в который по расчетам немецкого командования должны были попасть части трех стрелковых дивизий. Все это приводило к «дефициту» пехотных дивизий и усугублялось ударом части LIII АК на Белев, что требовало так же дополнительных сил. Однако, данный удар должен был заставить командование 61-й А опасаться наступления на Белев, а так же блокировать опасное направление для контратак: Госьково – мосты через р. Вытебеть у Дебри и Дурнево.
К началу наступления немецкое командование сосредоточило войска общей численностью около 52000 активных штыков , 530 танков и 28 штурмовых орудий. Для поддержки с воздуха противник (на 13 августа 1942 года) в полосе 2-й ТА сосредоточил 8 групп бомбардировщиков, 2 группы пикирующих бомбардировщиков, 41/3 групп истребителей (по данным 1-й ВА Западного фронта – до 200-250 бомбардировщиков и до 100 истребителей, по немецким источникам на 1 августа 1942 года на этом направлении насчитывалось 125 истребителей и 198 бомбардировщиков и штурмовиков).
К вечеру третьего дня наступления, 13 августа 1942 года, немецким частям удалось прорвать оборону частей 16-й и 61-й А, а также почти замкнуть кольцо окружения вокруг западной группы 61-й А в составе 346, 350-й и 387-й сд. К этому времени стало понятно, что контрудар частями 10-го тк и 1-го гвкк не достиг цели остановки немецкого наступления. Кроме того, немецкое командование уже во второй половине 13 августа ввело в бой 9-ю тд, а с утра 14 августа готовился войти в прорыв передовой отряд 17-й тд. Советская армейская разведка вкупе с данными разведывательных самолетов армейских смешанных авиаполков могла сообщать о подходе новых сил, что заставляло советское командование принимать срочные меры
В результате Генштабом РККА было принято решение провести контрудар по про-рвавшейся группировке противника. В книге «3-я танковая гвардейская» сообщается следующее: В час ночи 14 августа в штаб армии по ВЧ позвонил начальник Генерального штаба Красной Армии генерал-полковник А. М. Василевский и от имени Ставки отдал приказ на передислоцирование ар¬мии в район Козельска.
Формирование 3-й танковой армии (в дальнейшем 3-я ТА) началось 25 мая 1942 года по Директиве Ставки ВГК № 994022. Первоначально в ее состав входили 12, 15-й тк, 154-я сд, 164-я тбр (позднее была заменена 179-й тбр), 1172-й лап, 62-й гвмп и 470-й озад. Подразделения танковой армии базировались в г. Тула, восточнее г. Тула, Ново-Тульск, Ясная Поляна. 3 июля 1942 года Директивой Ставки ВГК № 994092 3-я ТА передислоцировалась в район Ефремова. Но уже 6 июля другой Директивой Ставки ВГК она была перенаправлена в район Выползово, Чернь вместо ст. Ефремово. Вто же время, в книге И. Сдвижкова «Генерал Лизюков и его армия» сообщается, что командующий 5-й ТА гвардии генерал-майор А.И. Лизюков 3 июля предлагал вместо своей армии отправить 3-ю ТА как находящуюся в состоянии передислокации, что позволило выиграть время. Он указывает, что его армии надо еще достигнуть место погрузки, которое находилось в 55 км от места сосредоточения армии. Данная телеграмма была послана напрямую начальнику генштаба генерал-полковнику А.М. Василевскому, но ответа так и не получил. К тому же первоначально 3-ю ТА хотели использовать совместно с 5-й ТА в наступлении на Мценск и Орел.
В результате 3-я ТА к исходу 9 июля закончила сосредоточение: 12-й тк занял район Звезды, Верхняя Снеждь, Зарница, Растопчино, Темное, хут. им. Горького; 15-й тк – совхоз Агничное, Дупны, Большой Конь, Гремячево, Ясный Луг, Короткий; 179-я тбр – пос. имени Ленина; 154-я сд – Черные, штаб армии – деревня Кобылинка. Ставка ВГК продолжало усиливать танковую армию новыми соединениями. В конце июля – начале августа 1942 года в составе 3-й ТА было три танковых корпуса (12, 15-й и 26-й тк) и три стрелковых дивизии (119-я, 154-я и 264-я сд). Однако в середине августа Ставка ВГК решила вновь развернуть 5-ю ТА, которая в боях с противником в июле понесла значительные потери и была расформирована. В ее состав передавались 26-й тк и 119-я сд. Так же 86-я тбр 12-го тк и 96-я тбр 15-го тк были отправлены в распоряжение командующего Брянского фронта. Им на замену 10-12 августа 1942 года прибыли 106-я (12-й тк) и 195-я тбр (15-й тк).
К первым числам августа 1942 года 3-я танковая армия оставалась «мощным» танковым резервом, находясь за левым крылом Западного фронта. Она могла бы усилить удар Калининского и Западного фронтов на Ржев и Сычевку, но Ставка ВГК решило ее использовать на другом направлении. Вечером 11 августа 1942 года, в день начала операции «Wirbelwind» (наступление XXXXIPzKи LIIIAK 2 PzAГА «Центр» против стыка 16-й и 61-й А Западного фронта), генерал-лейтенант П.Л. Романенко согласно журналу посещений, был в кабинете И.В. Сталина. Мы не знаем, о чем велся разговор, но уже 12 августа 1942 года Директивой Ставки ВГК № 1036027 приказывается:
1. Направить ж/д в пункт нового назначения:
а) управление 3-й танковой армии. Погрузка с 18.00 12.8.42. Темп – 3.
б) 12 тк. Погрузка с 18.00 12.8.42. Темп – 5.
в) 15 тк. Погрузка с 18.00 12.8.42. Темп – 5.
г) 154 сд. Погрузка с 12.00 12.8.42. Темп – 7.
д) 119 сд. Погрузка с 6.00 15.8.42. Темп – 6.
е) 264 сд. Погрузка с 16.00 15.8.42. Темп – 6.
Новое направление не указывается, но все разъясняется 14 августа 1942 года, когда Директивой начальника Генерального штаба № 1035188 командующему войсками Юго-Восточного фронта сообщалось, что взамен 3-й танковой армии Вам направляются жел. дорогой 97-я тбр КВ (12-й тк – авт.) и 113-я тбр Т-34 (15-й тк – авт.) (хорошо подготовленные бригады из состава 3 ТА) и 16-й тк (пополненный танками). То есть с 12 августа 1942 года 3-я танковая армия готовилась к переброске на Юго-Восточный фронт, который вел тяжелые оборонительные бои юго-западнее Сталинграда. При этом 119-я сд еще продолжалась числиться в составе танковой армии. Однако, в результате прорыва немецких войск в стыке 16-й и 61-й А и того, что не удалось контрударами резервов армий остановить немецкое наступление, было решено использовать 3-ю ТА для контрнаступления против ударного немецкого клина 2 PzA.
Командующий 3-й ТА, генерал-лейтенант П.Л. Романенко и член ВС армии Мельников вечером 14 августа был на приеме в кабинете И.В. Сталина – об этом свидетельствует журнал посещений. По-видимому, обсуждалось решение о повороте армии на новое направление и решение на контрнаступление. Утром 16 августа командарм генерал-лейтенант П. Л. Романенко, член Военного совета бригадный комис¬сар С. И. Мельников и начальник штаба армии полков¬ник М. И. Зинькович с оперативной группой прибыли на вспомогательный пункт управления (ВПУ)Западного фронта, находившийся в районе Козельска. Здесь генерал армии Г.К. Жуков ознакомил их с обстановкой, замыслом наступления и поставил армии боевую задачу. Замысел наступательной операции войск левого крыла Западного фронта состоял в том, чтобы ударом 16-й армии (командарм - генерал-лейтенант И. X. Баграмян) с севера, а 3-й танковой и 61-й армиями (командарм - генерал-лейтенант П. А. Белов) с северо-востока и востока окружить и уничтожить противника в междуречье Рессеты, Жиздры и Вытебеть. Командование войсками левого крыла фронта было возложено на генерал-лейтенанта П. Л. Романенко, которого 15 августа Ставка ВГК назначила по совместительству заместителем командующего Западным фронтом. 3-й ТА предстояло ударом в направлении Вейно, Сорокино, Старица совместно с 16-й и 61-й А окружить и уничтожить прорвавшегося противника. Наступление намечалось на 19 августа.
Как указывает Д. Шеин в своей книге «Танки ведет Рыбалко»: Условия местности и имеющаяся информация о группировке противника указывали на большую выгоду от удара силами 3-й танковой армии из района к западу от Козельска в южном направлении, однако войска армии уже сосредоточивались в районах южнее и юго-восточнее Козельска и на перегруппировку их в район между Козельском и Сухиничами, по самым оптимистическим прогнозам, требовалось не менее 3 дней, в течение которых ударная группировка противника сохраняла полную свободу действий. Потому 17 августа командованием 3-й танковой армии было принято решение о нанесении удара из района юго-восточнее Козельска в направлении Вейно, Сорокино, Старица с целью (во взаимодействии с ударной группировкой 16-й армии Западного фронта) окружения и последующего уничтожения ударной группировки войск противника в районе Колосово, Глинная. Первоначальным сроком перехода частей 3-й танковой армии в наступление было назначено 19 августа (…).
Если посмотреть на карту, то первоначальный район сосредоточения предположительно может находится в лесу юго-западнее Дретово. Лесной массив, удерживаемый к 16 августа советскими частями, мог прикрыть сосредоточение, и не пришлось бы на первом этапе форсировать реку. Но последующие активные действия немецких разведывательных групп могли бы вскрыть сосредоточение сил, к тому же надо было строить несколько мостов через р. Жиздра для перехода на южный берег. Так же до начала наступления 3-й ТА пришлось бы проводить локальное наступление, отбрасывая части 11-й тд от Дретово. К тому же с точки сегодняшнего «после знания» данный участок наступления именно к 22 августа 1942 года был усилен частями 20-й тд, которые во взаимодействии с 11-й тд должны были зачистить данный лесной массив.
А теперь более подробно рассмотрим передислоцированные и подготовку 3-й ТА к Козельской наступательной операции. К тому же мы можем сравнить данный процесс с происходившим с 5-й ТА в июльских боях 1942 года в районе Воронежа. Итак, как было указано выше погрузка 3-й ТА должна была начаться вечером 12 августа 1942 года и поворот на новое направление почти через сутки должен был сэкономить время для уже подготовленных к погрузке войскам. При этом расстояние по железной дороге от ст. Чернь до ст. Киреевская, где разгружались части 3-й ТА, составляло 120 км. Войска же 3-й ТА начали движение в новый район в ночь на 15 августа, потеряв, таким образом, сутки. Наступление было запланировано на 19 августа 1942 года. Мотопехота и автотранспорт шли своим ходом, а танки и тяжелые грузы перебрасывались по железной дороге. Из-за сильных дождей, размывших дороги, мотопехота и автотранспорт вместо утра 16 августа сосредоточились в районе Козельска только к исходу 17 августа. Передвижение колонн только в ночное время и дождливая погода способствовали скрытности сосредоточения частей армии. Однако сосредоточение частей армии, перемещающихся по железной дороге, из-за «несвоевременной подачи платформ и вагонов, плохой подготовки станций погрузки и выгрузки» растянулось на десять дней: 15 августа прибыло 4 эшелона, 16 августа – 2, 17 августа – 11, 18 августа – 18, 19 августа – 7, 20 августа – 1, 21 августа – 7, 22 августа – 4, 23 августа – 1 и 24 августа прибыл последний эшелон. Тут надо отметить, что 5-й ТА пришлось потратить для полного сосредоточения сил с 4 по 8 июля 1942 года. И основной задержкой как в августовской операции 3-й ТА, так и в июльской 5-й ТА стало нехватка подвижного состава и паровозов на железной дороге.
К началу наступления 22 августа 1942 г. в состав 3-й ТА входили 12-й тк генерал-майора С.И. Богданова, 15-й тк генерал-майора В.А.Копцова, 154-я сд генерал-майора Я.С. Фоканова, 264-я сд Н.М. Маковчука, 179-я тбр, 1172-й легкий артполк (в дальнейшем были переименованы в иптап), 62-й гвмп, 8-й мцп, 54-й мцб, 470-й зенап и тыловые подразделения и службы. Во время сосредоточения армии в районе Козельска в ее состав были также включена 1-я Московская Краснознаменная гвмсд. Это соединение убыло из состава 16-й А Западного фронта, то есть с участка соседа 61-й А справа, 12-13 августа 1942 года в подчинение Закавказского фронта. Однако, 1-ю Московской Краснознаменной гвмсд развернули в эшелонах обратно, и она вошла в подчинение 3-й ТА. Неизвестно осталась ли в ней грузовые автомобили, положенные по штату мотострелковой дивизии, так как по приказу Ставки ВГК 1-я Московской Краснознаменной гвмсд перед убытием на новое направление должна было сдать 574 автомобиля представителям ГАБТУ РККА. Так же 3-й ТА была подчинена северная группа войск 61-й А в составе 3-го тк (78 танков), 342-й сд, 105-й осбр и 702-го иптап. Указанные части 61-й А вели боевые действия с 11-12 августа 1942 года и понесли большие потери.
Для поддержки армии был создан мощный артиллерийский кулак – 995-й (на 1 июля 1942 – резерв Западного фронта) и 1155-й (Московская зона обороны) пап РГК, часть 128-го гап РГК (43-я А),319-й и 1274-й (49-я А) зенап, 34-й (Московский военный округ) и 77-й (резерв Ставки ВГК) гвмп и 5 отдельных дивизионов реактивных установок (65, 68, 72, 75 и 502-й). Таким образом к 22 августа 1942 на участке армии было: 76-мм ПА - 39, 76-мм ДА - 126, 122-мм гаубиц - 50, 152-мм гаубиц - 12, 124 45-мм противотанковых пушек, 16 реактивных установок БМ-8 и 56 реактивных установок БМ-13, 50-мм минометов – 184, 82-мм минометов - 260, 122-мм минометов – 66, 61 37-мм зенитное орудие и 117 зенитных крупнокалиберных пулеметов ДШК. К 24-25 августа артиллерийский кулак 3-й ТА был окончательно усилен 18 152-мм орудий 2-го гв.пап (5-я А), полностью 21 152-мм гаубицами 128-го гап (43-я А), 1245-м иптап (Московский Военный Округ) и 1265-й зенап (20-я А).
В инженерном отношении были выделены из состава Западного Фронта 62-й и 89-й понтонно-мостовые батальоны, а также 143-й батальон инженерных заграждений.
С воздуха армию прикрывали и поддерживали сразу несколько авиационных дивизий 1 ВА: истребительные – 201, 203-я и 234-я и ад, штурмовые – 214, 224-я и 233-я шад, бомбардировочные – 204-я и 285-я бад, ночные бомбардировочные – 213-я нбад. Однако, часть соединений как 214-я шад и 234-я иад вели боевые действия с 11-12 августа 1942 года и понесли большие потери, поэтому их боевая ценность сбыла снижена.
Вышеуказанное перечисление сил было сделано для того, чтобы продемонстрировать, что советское высшее командование училось на своих ошибках, хотя некоторые «псевдоисторики» любят утверждать обратное. Одним из негативных факторов неудачного проведения июльской операции 5-й ТА ее штба считал отсутствие пехоты – первоначально в составе танковой армии было 340-я сд, потом ей подчинили 193-ю сд. В 3-й ТА первоначально было две стрелковых дивизии (154-я и 264-я сд), затем была подчинена 1-я Московской Краснознаменной гвмсд. С учетом 342-й сд и 105-й осбр, понесших потери в предыдущих боях, можно говорить о четырех стрелковых дивизиях на три танковых корпуса. Но сразу оговорюсь, что большая часть из 78 танков 3-го тк были легкими, а мотострелки танковых бригад и 3-й мсбр понесли большие потери. Также для разведки и преследования противника командование 3-й ТА могло использовать 8-й мцп и 54-й омцб. В то время как НШ 5-й ТА сообщало о полном отсутствии войсковой разведки.
Также НШ 5-й ТА полковник Другов указывает на отсутствие артиллерии (за исключением одного ПТО полка), и особенно гаубичной и также на полное отсутствие поддержки своей авиации. Как было указано выше со всего Западного фронта были собраны артиллерийские части, которые усилили 3-ю ТА как в отношении тяжелой артиллерии, так и ПВО, истребительно-противотанковой артиллерии и гвардейских минометов. 1-я ВА выделила для поддержки наступательной операции 3-й ТА было выделено 100 истребителей, 92 штурмовика, 71 дневных и 100 ночных бомбардировщиков.
К тому же 3-я ТА вводилась в бой на относительно стабильной линии фронта и неожиданного встречно боя как произошло с передовыми частями 7-го тк 5-й ТА и 9-й тд Вермахта 6 июля 1942 года не могло произойти в принципе. Как и ввода в бой танковой армии «по частям». Немецкая линия обороны на участке наступления 3-й ТА была сформирована 15-18 августа 1942 года. При этом на участке 26-й пд линия фронта по линии высот 250,4 – 240,7 – 245,7 была достигнута к середине 18 августа и, хотя немецкая пехота сразу же приступила построению обороны, сделать ее столь мощной как на других участках не удалось. К тому же вплоть до 21 августа 1942 года советские части вели бой за выс. 245,7 и южнее.
В результате для 3-й ТА перед началом Козельской наступательной операции были исправлены ошибки ввода в бой 5-й ТА. Из минусов осталось лишь более длительная перегруппировка в новый район сосредоточения, не в полной мере обеспечение боезапасом для крупной наступательной операции, малому времени для обучения по взаимодействию танковых и стрелковых частей, малый опыт 12-го и 15-го тк. А так же слабая подготовленность штабов танковых корпусов и самого штаба 3-й ТА к проведению больших наступательных операций. Но все вышеперечисленное, кроме перегруппировки и снабжения боеприпасами, части 3-й ТА должны были «заработать» в будущих боях.
И еще один вопрос не остался освещенным – знало ли немецкое командование LIII AK и 2 PzA о нависшей над ними угрозе наступления. В книге Д. Шеина «Танки ведет Рыбалко» сообщается: Перемещение танковых частей по железной дороге было вскрыто авиаразведкой противника, вследствие чего части армии подвергались бомбардировкам в пути следования и на станциях выгрузки, а командование немецкой 2-й танковой армии, наступавшей в направлении Калуги, отдало 20 августа приказ о переходе своих частей к обороне на достигнутых рубежах в связи с появлением у противника большого количества танков. Немецкая авиаразведка не вскрывало переброску именно танковых частей по железной дороге, было вскрыто активная перевозка на участке Белев – Козельск – Сухиничи и выгрузка советских частей без танков на станции Киреевская. По советским танкам – немецкая авиаразведка обнаружила 50-55 танков, двигающихся юго-западнее Козельска к линии фронта. Это было 19 августа 1942 года и большая вероятность, что это было замечено выдвижение 9-го тк для контрудара по кампфгруппе Бюзинга (39-й тп 17-й тд и 19-го мцб 19-й тд), прорвавшейся из лесного массива восточнее Колодезы. Все это происходило на острие наступления XXXXI PzK. Поэтому 19 августа 1942 года в ЖБД 2 PzA появляется запись: Бой сегодня был снова исключительно тяжелым, тем более, что противник постоянно подводит новые танковые силы как против северного фронта LIII AK, так и против левого крыла XXXXI PzК. А уже 21 августа 1942 года: Авиационная разведка устанавливает подход последующих подкреплений противника к Дретово и юго-западнее, а также подход последующих сил в Козельск, Сухиничи и сосредоточение их в районе вокруг Белев, что позволяет предположить, что противник крупной наступательной операцией стремится предотвратить нанесение дальнейшего удара.
Так же еще c начала операции «Wirbelwind» командование 2 PzA указывало командованию LIII AK о захвате удобных для обороны рубежей и подготовке к отражению именно танковых ударов советских войск. Удобный рубеж был занят в середине 18 августа 1942 года, а до этого, например, на этом участке 26-я пд оборонялась против контрудара 3-го тк. Поэтому немецкое командование сознательно готовилось к отражению советского наступления на участке 56-й и 26-й пд.
Еще одним фактором, сигнализировавшим немецким частям о советском наступлении – разведка боем, проведенная 21 августа 1942 года частями 154-й и 264-й сд. Так в ЖБД 26-й пд за 21 августа отмечается: Повторяющиеся удары противника силою рота по переднему краю на участках 119-го мп, 78-го и 39-го пп позволяют сделать вывод о том, что противник добывает силовой разведкой исходные данные для одного запланированного наступления. (…) На основании сегодняшних наблюдений за противником у командования дивизии создается впечатление, что противник систематически усиливает обустройство своих позиций и своих сил, их занимающих. Под защитой сильного артиллерийского огня на всем фронте дивизии, противник подводит подкрепления, что, вероятно, свидетельствует, что он планирует наступление на широком фронте.
21 августа части 3-й ТА армии начали занимать исходное положение для наступления, сменяя стрелковые части 61-й А. К исходу 21 августа войска танковой армии заняли исходное положение для наступления:
3-й тк (группа Мостовенко), усиленный 342-й сд и 105-й осбр, изготовился к наступлению на участке Кричина – Новогрынь;
15-й тк (группа Копцова) с подчиненной ему 154-й сд развернулся на участке Новогрынь – Хлопков;
Противостояла группам Мостовенко и Копцова немецкая 56-я пд, усиленная 5-й танковой ротой II батальона 15-го тп 11-й тд и одной батареей 202-го дшо.
12-й тк (группа Богданова) с подчиненной ему 264-й сд занял позиции на участке Хлопков – Грынь;
1-я Московская Краснознаменная гвмсд и 179-я тбр– во втором эшелоне за левым флангом армии.
Южная группа 61-й А (12-я гвсд с 68-й тбр) атаковала Железница.
Противостояла группе Богданова и южной группе 61-й А –немецкая 26-я пд, усиленная 119-м мп 25-й мд, I батальоном 35-го тп 4-й тд и одной батареей 202-го дшо.
Боевым приказом 3-й ТА предусматривалось наступление 154-й сд и 15-го тк на Мызин, далее в направлении реки Вытебеть и выход в район Перестряж, Починок. 264-й сд и 12-му тк предписывалось наступать в направлении Озерна, Сорокино, Обухово и занять район Медынцево, Никитское, Старица. Обгон стрелковых дивизий танковыми корпусами должен был произойти по выходе пехоты на западный берег реки Вытебеть. 1-й Московской Краснознаменной гвмсд предстояло по выходе 264-й сд на меридиан Сорокино перейти в наступление на Красногорье и прикрыть действия армии с юга. 179-я тбр оставалась в резерве командующего армией.
Категория: Статьи Мемориального музея | Добавил: patriotrm (24.11.2014)
Просмотров: 1250 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz