Понедельник, 17.12.2018, 00:03
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Категории каталога
Статьи Мемориального музея [681]
Документы из ЦАМО [10]
Газета "Солдат" [12]
Статьи поисковиков МРПО "Поиск" [14]
Статьи поисковиков АПГ "Броня" [6]
Дневники Вахт Памяти [3]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта

Наш опрос
Как часто вы посещаете Мемориальный музей
Всего ответов: 441
Главная » Статьи » Статьи Мемориального музея

Боронин Михаил Петрович

Родился 10 ноября 1914 г. в небольшой деревушке Торбеевка, рядом со станцией Красный Узел в крестьянской семье.  Как и все сельские дети, он жил заботами своих родителей, с ранних лет положение старшего сына обязывало быть помощником не только по хозяйству, но и в воспитании младших сестер и братьев. Миша с отличием окончил Ромодановскую школу. В 1933 г. поступил в Свердловский  металлургический институт и одновременно занимался в аэроклубе, изучал техническую часть самолётов, прыгал с парашютом. В 1938 г. Михаил окончил Уральский политехнический институт им. С. М. Кирова и с дипломом инженера уехал в Алапаевск, на металлургический завод.  Работал начальником смены и помощником начальника мартеновского цеха  Алапаевского металлургического завода. За отличную работу портрет М.П. Боронина разместили  на Заводской доске почета.
В начале июня 1941 года Михаил приехал в родную Торбеевку, в отпуск. Но отдыхать не пришлось. Уже через несколько дней Михаил был призван в армию, в одну из частей военно-морской авиации. Окончил курс специальной подготовки. Получил специальность лётчика-наблюдателя. С сентября 1942 года Михаил Боронин воюет на фронтах Великой Отечественной войны. Воевал за Полярным кругом в составе 9-го торпедно-миномётного авиационного полка 5-й минно-торпедной авиационной дивизии военно-воздушных сил Северного флота.
Среди летчиков-гвардейцев этой дивизии особенно хорошо были известны имена гвардии старших лейтенантов Зайцева, Шебанова, Пирогова, гвардии капитана Макаревича, гвардии майора Литвинова. Это были командиры экипажей, смелые, отважные и грамотные летчики.
В экипаж москвича Николая Ивановича Зайцева, который был одновременно заместителем командира третьей авиаэскадрильи, входили штурман Михаил Боронин из Мордовии и стрелок – радист Василий Приходько, из-под Полтавы.
Много раз вылетал экипаж Зайцева на боевые задания. Летчики изучали «на местности» изрезанные фиордами берега Норвегии, где могли укрываться вражеские суда, старались как можно точнее определить пути движения вражеских караванов. Любой боевой вылет – это большой риск. Здесь очень важны и точный расчет, и умение пройти через линию фронта, и укрыться от атакующих фашистских самолетов. Необходимо было не только прорваться сквозь огонь береговых вражеских батарей, но и атаковать противника, несмотря на ожесточенную стрельбу зениток, установленных на транспортных и сторожевых судах. Нередко самолет-торпедоносец Зайцева, Боронина и Приходько возвращался на базу весь израненный осколками зенитных снарядов.
Каждое возвращение на аэродром после успешного выполнения боевого задания было настоящим праздником. Еще бы: врагу нанесен урон, а сами живы и невредимы. С каждым боевым вылетом набирался опыта и мастерства штурман Михаил Боронин. Штурману в очень сложной обстановке надо было вести поиски, наблюдения за вражескими кораблями, делать соответствующие расчеты, точную наводку, чтобы грозную торпеду без промаха направить в цель. Нужно было перехитрить и одолеть врага.
Зима на север приходит рано. Уже в октябре закружили метели, давали знать о себе ранние морозы. Летать стало еще труднее, но боевые полеты не прекращались. Экипаж Зайцева теперь чаще вылетал на задания, которые принято было называть «свободная охота». Двадцать пятого ноября, когда метеосводка не предвещала ничего хорошего, да и без сводки было ясно, что предстоит непогода, экипаж Зайцева, вылетел на свободную охоту в район мыса Сверхольтклубб. Когда самолет вынырнул из-за низких облаков, командир услышал в шлемофоне голос штурмана,  докладывавшего, что на море обнаружен транспорт врага.
Штурман работает, молниеносно делает расчеты, докладывает о готовности. И вот уже торпедоносец сквозь шквал зенитного огня мчится на сближение с врагом. Рокот моторов, визг снарядов – все сливается в адский, оглушающий рев. Торпеда, отделившись от самолета, мчится по воде на цель. Летчики в этом сплошном грохоте не слышат взрыва, но штурман обязан видеть, правильно ли он сделал расчет, достигла ли торпеда цели. Да, достигла! Черный столб дыма взметнулся над кормой вражеского корабля.  Фашистский транспорт водоизмещением  в семь тысяч тонн был потоплен. За этот подвиг  экипаж гвардии старшего лейтенанта Зайцева в составе гвардии лейтенанта Боронина, гвардии сержанта Приходько, был награжден боевыми орденами. 26 ноября экипаж гвардии старшего лейтенанта Зайцева одержал новую победу, потопив вражеский транспорт в три тысячи тонн.
Спокойные по характеру, но смелые, решительные и расчетливые члены экипажа Зайцева не раз удивляли товарищей по эскадрилье своей дерзостью при выполнении боевых заданий. В середине декабря, выполняя боевое задание «свободная охота», штурман Михаил Боронин в исключительно сложных метеорологических условиях, при сильном буране, обнаружил конвой противника из трех транспортных судов. Они шли в охранении трех сторожевых кораблей, четырех тральщиков и трех катеров морской охраны. Наиболее крупным, водоизмещением на семь-восемь тысяч тонн, был средний транспорт. Его-то и решил атаковать командир. Атака была настолько дерзкой и неожиданной, торпедный удар – настолько быстрым, что противник даже не смог вовремя заметить атакующий торпедоносец и открыл огонь по нему только тогда, когда самолет уже отошел от горящего судна.
Геройски, не щадя своей жизни, дрались летчики-гвардейцы. Нанося непоправимый урон врагу, они гибли в жестокой схватке с ним. К марту сорок четвертого года из полковых «старичков» остались всего два экипажа: Николая Зайцева и Владимира Пирогова. Летчикам и штурманам этих экипажей за образцовое выполнение боевых заданий командования в борьбе с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и героизм Президиум Верховного Совета СССР 22 февраля 1944 года присвоил звание Героев Советского Союза. В их числе был и уроженец Мордовии Михаил Петрович Боронин, уже награжденный к тому времени двумя орденами Красного Знамени и орденом Отечественной войны II степени.
Героям в торжественной обстановке, в перерыве между боями, вручили ордена Ленина и Золотые Звезды. А потом дали месячный отпуск. Не использовав положенных тридцати дней, Михаил Боронин вернулся в часть, и со своими товарищами, которые тоже возвратились досрочно, продолжал топить  транспортные суда врага.
Во время одного боевого вылета, когда удалось потопить еще один немецкий транспорт, и когда огонь зенитных батарей противника был особенно плотным, самолет Николая Зайцева загорелся. Это случилось 11 мая  1944 года в районе мыса Хибергнесет (Северная Норвегия). Летчики-гврадейцы, спаянные великой дружбой, видели, как гибнут их боевые друзья, и ничем не могли им помочь. Они видели, как потерявший управление горящий самолет рухнул вниз и скрылся в морской пучине неподалеку от норвежского берега. Так погиб Михаил Боронин, выполняя священный воинский долг.
В память об отважном штурмане  был установлен памятник   в городе Алатырь Республики Чувашии. Бюст Михаила Петровича Боронина, в числе 53-х лётчиков-североморцев, удостоенных звания Героя Советского Союза, установлен  в  Аллее героев-авиаторов Северного флота, в посёлке Сафоново под Североморском.  Его именем названа улица в посёлке  Ромоданово.  А на морских просторах можно встретить большой морской траулер, на борту которого надпись «Михаил Боронин».
Категория: Статьи Мемориального музея | Добавил: patriotrm (21.06.2016)
Просмотров: 475 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz