Пятница, 01.07.2022, 20:01
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Категории каталога
Статьи Мемориального музея [3159]
Документы из ЦАМО [10]
Газета "Солдат" [26]
Статьи поисковиков МРПО "Поиск" [14]
Статьи поисковиков АПГ "Броня" [6]
Дневники Вахт Памяти [3]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Наш опрос
Как часто вы посещаете Мемориальный музей
Всего ответов: 516
Главная » Статьи » Статьи поисковиков АПГ "Броня"

Останки мордовских героев находят в лесах под Ржевом
Останки мордовских героев находят в лесах под Ржевом
Журналист «С» провел полторы недели в ржевских лесах вместе с архивно-поисковой группой «Броня». В 1942 - 43 годах здесь полегли в немецких огневых мешках тысячи советских солдат, в том числе сотни уроженцев Мордовии. Их кости до сих пор валяются в лесах...
...Я дремал под душным брезентом палатки. Мне грезился луг, по которому петлял ручей. Неправдоподобно яркие цвета напоминали детский рисунок или военную карту. Я поднимался все выше и вдруг заметил несколько лежащих человеческих фигурок. «Солдаты на отдыхе», - подумалось почему-то. У одного человечка руки были странно заломлены назад, а его сосед - чуть выше и правее - выглядел как-то размыто...
Наши палатки стояли на окраине «лимонного» леиа - так мы окрестили его за обилие ржавых «лимонок» прямо под ногами. Первую из них командир группы Алексей Кузнецов нашел еще до того, как был разбит лагерь. С виду мы отличались от туристов разве что количеством лопат и наличием длинных стальных щупов. Но это лишь с виду. Во время первого ужина один из «аксакалов» группы незаметно отошел от костра, чтобы совершить особый ритуал - зарыть в землю немного каши, пару сигарет и плеснуть сорокаградусной. Из леса доносились взрывы - вахта началась не только для нас...
 
«ПОТЕРПИ, ЗЕМЛЯК, СЕЙЧАС МЫ ТЕБЯ ВЫТАЩИМ!»
«Броня» обнаружила это углубление в поле во время предыдущей вахты. В этих местах когда-то стояли села Мар-тиново, Костоносово, Векшино, дотла сгоревшие в войну. Местный грибник привел сюда поисковиков за день до отъезда группы, и все, что тогда удалось сделать, - установить наличие останков. Теперь нам предстояло их поднять.
До нас здесь кто-то уже копал. По краю провала, наполненного водой, высится глинистый отвал, напичканный ржавыми осколками. Вскоре нам попадаются первые костяные обломки, зубы, я неожиданно натыкаюсь на поломанную кость бедра... Захоронение вскрывали мародеры.
Монотонное просеивание грунта уже начинает утомлять, как вдруг... Володька Мазур, мой сосед справа, удивленно произносит: «Медальон!» Все срываются с мест, как подброшенные: медальон - самое ценное, что только может обнаружить поисковик. Из глинистого среза действительно выглядывает он - маленький черный пенальчик из эбонита. Крошечная вещица каким-то чудом уцелела под сапогами мародеров. Но сохранился ли внутри нее бумажный листок со сведениями о бойце? Затеняем медальон одеждой, чтобы защитить от прямого солнечного света, и на долю секунды приоткрываем крышку. Внутри - нечто полупрозрачное, влажное, со следами чернил. Есть!!! Плотно закрытый медальон опускаем в темную бутылку с водой из той же ямы – только так его можно защитить от иссыхания и необратимого разрушения. Позже, в Саранске, мы откроем его и прочтем: «Семья - Аншукова Анастасия Петровна, Вологодская обл., Андомский р-н, Верховский сельсовет, Вытегорский военкомат». В Книге памяти будет найдена запись: «Аньшуков Нестер Иванович, 1915 - 9.09.1942. Рядовой. Погиб у села Векшино».
А пока окрыленные удачей, мы перебираем каждый комочек земли. Извлекаем сломанный курвиметр, раздробленные карандаши, самодельный трафарет для вычерчивания геометрических фигур... Похоже, кто-то из зарытых здесь был не простым солдатом. Судя по истертым зубам, ему было под сорок... Ловлю себя на том, что не могу думать о нашей работе, как о поиске останков. Она представляется мне чем-то вроде спасательной операции. В голове крутится что-то вроде: «Потерпи, земляк, сейчас мы тебя вытащим!»
Раскоп отнял у нас несколько дней. Выяснилось еще кое-что: в 60-х годах захоронение официально переносили - разрыли экскаватором, взяли столько останков, сколько понадобилось, а «лишние» кости оставили гнить. А в архивах Зубцовского военкомата появилось упоминание о рядовом Аньшукове из 15-го гвардейского истребительного противотанкового дивизиона 20-й гвардейской стрелковой дивизии, перезахороненном в райцентре! Вот так по останкам одного бойца прошлись сначала власти с их «никто не забыт, ничто не забыто», потом мародеры...

СОЛДАТ ИЗ МОЕГО СНА
Мы рассыпаемся по влажному лесу, изрезанному ручьями. Я не спеша бреду среди корявых стволов. Взгляд падает на неприметную ложбинку невдалеке от воды. Что-то в ней есть неправильное... На третий раз лопата со скрежетом что-то задевает. Под дерном - округлый буроватый предмет, Каска? Вроде маловат... Переворачиваю находку - и на меня выщербленной глазницей смотрит человеческий череп. Несколько секунд стою в оцепенении, но не из-за жути - к костям за эту неделю я привык. Меня поражает мысль: «Почему его нашел именно я - журналист, попавший в группу по случайности? Почему не кто-то из моих товарищей, для которых поиск - главное в жизни?» Впрочем, меня предупреждали, что новичку может повезти... Зову ребят. Из земли появляются кость за костью, зато нет ни одного клочка ткани. Видимо, погибшего бросили в неглубокую воронку, предварительно раздев и разув - не пропадать же мундиру! Из всей воинской справы находим лишь две пуговицы - одну форменную, ржавую, другую - самую обычную, с четырьмя отверстиями. В немецких пуговицах их должно быть три. Наш... Но его имени никто никогда не узнает.
Он лежит на спине, ноги задраны вверх - воронка была маловата. Кости бедер искривлены - возможно, был кавалеристом. А вот и причина смерти - точно в центре грудины зияет аккуратная дырочка от пули. Судя по положению костей рук, тело могли тащить за локти - они неестественно заломлены... Стоп, где-то я это уже видел! Конечно, в невнятном полусне, неделю назад! Только там была фигурка на бескрайнем поле, а здесь - сырые бурые кости. Вот и ручей поблизости... А что же со вторым человечком из сна - призрачным, размытым? Может, это тот, чьи разрозненные останки только что нашел Сергей? Догадка заставляет оцепенеть, но я говорю о ней лишь в лагере. Вопреки моему ожиданию, никто не удивляется - подобные истории случались
 
ВОЕННОЕ ЖЕЛЕЗО ВСЕ ЕЩЕ ХОЧЕТ КРОВИ
...В очередной системе траншей оказались целые россыпи патронов с цилиндрическими пулями непонятного предназначения. «Вечером в костер кинем - сразу все ясно будет, - шутили ребята. - Вспыхнут зеленым - значит, трассирующие. Выбьют кому-нибудь, глаз - значит, разрывные. А если появится облачко газа и мы помрем - значит, химические». Шутки шутками, но после нескольких часов работы на этих траншеях у всех появились головокружение и металлический привкус во рту... Однажды я разломил металлическую палочку, приняв ее за патрон. Мне тут же сообщили, что не стоит так обращаться с запалом от гранаты - может и пальцы оторвать! А когда я вытащил на лопате саму РГД, это было и вовсе незабываемым ощущением.
 
БОЕЦ, КОТОРОГО Я НЕ НАШЕЛ
Почему-то казалось, что в этом лесу с войны прошло всего лет пятнадцать. Перед моим отъездом Алексей наткнулся на груду касок, над которыми неизвестный шутник приколотил знак «Земляные работы». Примерно в десяти минутах ходьбы - еще одна груда, из замшелых ботинок. Почти в каждом - кости стопы. В отвале, на котором лежала обувь, мы нашли позвонки, ребра, куски черепа... Очевидно, эта мешанина - тоже результат «переноса». Доделывая грязную работу неизвестно за кем под проливным дождем, поминаем «собратьев» недобрыми словами.
«Судьба у мордвы такая - всю жизнь на чужих отвалах сидеть», - ворчат ребята. А мне с тех пор стало мерещиться, что я в тот день пропустил между пальцев зуб.
...Вернувшись в Мордовию, я подгадал как раз к картофельно-посадочному сезону. Какое это наслаждение - разбрасывать землю направо и налево, зная, что в ней нет ни косточки! Одно до сих пор не дает мне покоя. Я не могу казать с уверенностью, сколько фигурок было в моем сне. Две? Или все-таки три? Но если так - значит, третий боец до сих пор лежит в том лесу. Боец, которого я не нашел...
 
P.S. ...Не оставляет мысль: до чего же легко все, что осталось от взрослого мужика, помещается в маленький красный рюкзачок! Почему-то думается, что боец должен чувствовать смущение оттого, что я принес его в лагерь в такой емкости... Приди мне такое в голову на большой земле - я решил бы, что у меня едет крыша. Но я помнил слова Алексея: «В поиске все грани стираются».
Иногда мы открываем консервы ножом, которым работали в отвале... Моем руки в воронке, где наверняка есть кости... Берем питьевую воду из ручья Гостижки, который течет через чьи-то ребра - Сергей нашел в русле останки двоих... И все это воспринимается как нечто обыденное. А обилие скелетов в окрестных лесах не делает наш сон тревожным - прикоснувшись к настоящим людским костям, перестаешь реагировать на жуткие истории о призраках и прочей выдуманной нежити. Кроме того, это же не просто скелеты -это НАШИ! А мы пришли их спасать, хотя и с опозданием на 60 лет...
Наверное, все это должно было сделать нас мрачными гробовщиками. Но около нашего костра каждый вечер играла гитара, звучали песни - от «Тачанки» до «Звезды по имени Солнце»... Даже сидя на глине с очередной костью в руках, я не раз улыбался - просто потому, что солнце грело мне спину, а деревья покрывались листвой,..
Владимир АЛИФАНОВ
Категория: Статьи поисковиков АПГ "Броня" | Добавил: patriotrm (13.09.2008)
Просмотров: 1915 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2022
Бесплатный хостинг uCoz